+7 (391) 219-00-55
г. Красноярк, ул. Молокова, 37а

Диксон - страна чудес

                        

В устье Енисея впервые вошёл большой противолодочный корабль Северного флота. Боевое судно «Североморск» 38 часов поднималось от границы Карского моря вверх по Енисею до Дудинки. За ним к причалу прибыли большие десантные корабли «Георгий Победоносец» и «Александр Отраковский».

На борту – военные моряки, им предстоят учения по высадке сил на необорудованное побережье Енисея. Служащие арктической бригады будут отрабатывать задачу – держать оборону северных территорий края, мирного населения, объектов жизнеобеспечения и экономики от условного противника.

Нынешняя экспедиция уже шестой масштабный поход кораблей СФ в восточную часть российской Арктики по трассе Северного морского пути. А в 2015 году североморцы уже приплывали в столицу Таймыра.

Основная цель любого дальнего похода – это обеспечение безопасности морского судоходства и других видов морской экономической деятельности Российской Федерации в Арктической зоне.

И вот отряд кораблей и судов обеспечения Северного флота в Карском море, а среди советских моряков в годы, когда ещё гремела Великая Отечественная война, сложилась традиция – приспускать флаги у острова Белуха, где непобеждённым ушёл под воду ледокол «Александр Сибиряков».

В 1965 году координаты места боя и гибели ледокольного парохода «Александр Сибиряков» (76°12′00″ с.ш. 91°30′00″ в.д.) объявлены местом боевой славы.

 

В 1932 году впервые за одну навигацию пройти весь Северный морской путь смог, как тогда писали, «мощный ледокол «Александр Сибиряков». Через 10 лет он станет одним из главных действующих лиц операции «Wonderland», но советские летописцы будут называть его уже не «мощным ледоколом», а «старым пароходом». За первый сквозной переход Северным морским путём, пароход «Александр Сибиряков» был награждён орденом Трудового Красного Знамени.

В тяжёлое военное время сводки с самого северного фланга звучали не часто. Между тем, Заполярье, Арктика и Северный морской путь имели тогда огромное значение. Особая ответственность ложилась на моряков Северного флота. Зона ответственности растянулась с востока на запад почти на 4 тыс. миль. Условия для мореплавания тяжелейшие: сложная ледовая и гидрометеорологическая обстановка, несколько месяцев длится полярная ночь, под сполохами северного сияния застыли огромные необжитые пространства.

Флот выполнял важнейшие задачи нарушения морских коммуникаций противника, содействия сухопутным войскам и защиты наших арктических путей. Когда в первый же год войны открылся океанский маршрут поставок вооружений по ленд-лизу союзниками, военно-стратегическая значимость Северного флота и театра военных действий в Заполярье еще более возросли. В военные годы по внутренним морским сообщениям корабли флота провели 1548 конвоев, включавших 2951 единицу транспорта. В северные порты России и в обратном направлении в составе 76 союзных конвоев проследовало свыше 1400 английских, американских и советских транспортов. Врагу удалось потопить всего 16 российских судов.

Не могло не осознавать стратегической значимости Арктического региона и гитлеровское командование. В 1942 году оно разработало специальную операцию с целью сорвать движение по стратегической океанской трассе и покончить с жизненно важными для фронта и советского тыла перевозками в Арктике. «Wonderland» («Страна чудес») – такое кодовое наименование получила эта операция. Она была намечена на август 1942 года. Месяц был избран не случайно: в это время на большей части северных морей почти сходит лед, растопленный талыми водами могучих сибирских рек.

                         

План предусматривал глубокий рейд в советскую зону Арктики двух «карманных линкоров»: «Лютцова» и «Адмирала Шеера». Их скорость в 25-28 узлов была по тем временам уже мала для действий в составе эскадры, но вполне достаточна для одиночных рейдеров, действующих против караванов, идущих Северным морским путём, а по мощи вооружения им в этом регионе и вовсе не было равных. Кроме того, лишь «карманные линкоры» с их уникальной дизельной силовой установкой обладали дальностью хода, позволявшей им без дозаправки совершить рейд до самой северной точки Евразии – мыса Челюскин на Таймыре. Там, в проливе Вилькицкого, разделяющем Карское и море Лаптевых, рейдеры должны были атаковать суда, идущие Северным морским путём.

                       

Здесь на красноярском севере в Карском море развернулись настоящие боевые действия. Красноярский край стал единственным сибирским регионом, на территории которого в ходе Великой Отечественной шли бои. Германское командование надеялось захватить и уничтожить Диксон, тем самым надолго прервать судоходство по Северному морскому пути.

Японская разведка сообщила немцам, что 1 августа через Берингов пролив на запад по Севморпути ушёл караван из двух десятков судов и четырёх ледоколов. По расчётам немцев эта «добыча» должна была подойти к проливу Вилькицкого в 20-х числах августа. Поскольку «Лютцов» стоял в ремонте, в рейд решили отправить одного «Адмирал Шеер».

По расчётам штабистов в Нарвике, караван, о котором сообщили японцы, уже должен был приближаться к проливу Вилькицкого, но немцы просчитались ровно на месяц. На самом деле этот караван под названием ЭОН-18 дойдёт до пролива Вилькицкого лишь 22 сентября.

 

21 августа, преодолев рыхлый лёд, «Адмирал Шеер» подошёл к побережью Таймыра и двинулся вдоль него к мысу Челюскин и проливу Вилькицкого.

24 августа во второй половине дня Арктика наказала немцев за беспечность. В районе острова Русский архипелага Норденшельда «Адмирал Шеер» попал в плотный лёд, а вскоре началось ещё и сжатие. Броня корабля была рассчитана на попадание снарядов, а не на давление ледовых полей, поэтому многим из экипажа стало не по себе. Ветер гнал ледовое поле на запад.

После освобождения ото льда Вильгельм Меендсен-Болькен развернул свой «карманный линкор» на запад...

Буквально промчавшись мимо архипелага Норденшельда, в 13 часов 17 минут сигнальщики «карманного линкора» увидели одиночное советское судно. Это был ледокольный пароход «Александр Сибиряков». Вообще-то эта встреча была лишь помехой для немецкого рейдера. Никакого ценного груза на борту небольшого парохода не было: рабочие, зимовщики, материалы и продовольствие для полярных станций. Позднее Вильгельм Меендсен-Болькен, объясняя свои действия, писал, что не мог уклониться от встречи с «Сибиряковым», и его задачей было уничтожить судно до того, как оно сможет сообщить о встреченном корабле по радио.

На борту «Александра Сибирякова» находилось 104 человека. Поэтому первое, что сделал капитан Анатолий Качарава – сообщил о вражеском рейдере. В 13:45 в штаб на Диксоне полетела радиограмма. Хватило одной принятой радиограммы, чтобы командование Северного флота и Севморпути наконец осознало – в глубоком тылу мощный вражеский корабль и, возможно, не один. После этого «Сибиряков» полным ходом пошёл к острову Белуха, до которого 10 миль. Там на мелководье у людей было больше шансов спастись.

                        

Уже второй залп «Адмирала Шеера» из носовой башни главного калибра накрыл пароход. Ответный огонь «Сибирякова» из двух 76-мм и двух 45-мм пушек имел скорее психологический характер – в этот момент их снаряды даже не долетали до «карманного линкора».

Последний залп рейдера прогремел в 14:28. К этому моменту старший механик выполнил приказ, полученный от капитана парохода перед боем: в безвыходной ситуации – открыть кингстоны и потопить судно...

В 3 часа дня «полярный «Варяг», как потом назовут «Сибирякова» публицисты, с неспущенным перед врагом флагом ушел под воду. Но экипаж ледокола сделал главное – сообщил в штаб морских операций об угрозе. В 14:07, когда ещё гремели орудия «Шеера», радиостанция Диксона передала приказ всем судам, находящимся в море соблюдать радиомолчание.

Ещё 12 часов, уже будучи рассекреченным, Вильгельм Меендсен-Болькен продолжал искать в море советские суда на линии «мыс Желания – пролив Вилькицкого». И лишь в очередной раз убедившись в их отсутствии, командир «карманного линкора» принял решение нанести удар по Диксону. Там в порту он рассчитывал потопить суда, которые застанет, разрушить портовые сооружения и склады, уничтожить радио- и метеостанции.

                                      

26 августа вице-адмирал Степанов отдал распоряжение о восстановлении на Диксоне демонтированных батарей. Начальник Главсевморпути Иван Папанин в 1941 году лично просил наркома ВМФ Николая Кузнецова дать хотя бы несколько пушек для защиты Диксона. К лету 1942-го порт защищали 3 батареи, но какие! Одна — из двух 45-мм противотанковых пушек! Другая -  из двух 152-мм полевых гаубиц образца 1910 года. Третья — из двух 130-мм морских пушек образца 1913 года. Впрочем, для того, чтобы отбить нападение даже нескольких подводных лодок такого арсенала было более, чем достаточно. В руководстве советского военно-морского флота даже мысли не допускали, что Диксон будет атаковать «карманный линкор»!

Но даже эти архаичные орудия к 26 августа были демонтированы. В связи с ростом активности немецких подлодок в районе Новой Земли руководство Северного флота решило установить на этом архипелаге несколько батарей и пушки для них забрать не откуда-нибудь, а с Диксона. Именно за ними утром 26 августа пришёл в Диксон ледокол «Дежнёв». Вооружённый четырьмя 76-ти и четырьмя 45-мм орудиями он нёс службу сторожевого корабля и был переименован в СКР-19. Вечером того же дня в Диксон пришёл пароход «Революционер», имевший по одной 76-мм и 45-мм пушке, кроме того в порту стоял невооружённый пароход «Кара» с грузом взрывчатки на борту.

Когда поступила команда восстановить батареи, на берег успели вернуть лишь две полевые 152-мм гаубицы. Среди жителей посёлка набрали добровольцев, так как в артиллерийских расчётах было менее половины штатной численности.

                        

К отражению возможного нападения немцев готовился весь Диксон. Начальник штаба морских операций западного сектора Арктики Ареф Минеев позднее вспоминал: «Немедленно были созданы противодесантные дружины, вооруженные несколькими десятками винтовок, двумя пулеметами и мелкокалиберными противотанковыми пушками. В тундре, примерно в десятке километров, был еще раньше устроен склад продовольствия и топлива. Там же была походная радиостанция. Базу подготовили на случай, если бы пришлось покинуть порт и уходить в тундру. Прикрывать отход островитян на материк должны были дружинники. К счастью, этого не потребовалось».

27 августа «Адмирал Шеер» осторожно обогнул остров Диксон и подошёл к входу в гавань. Сигнальщики рейдера разглядели в порту 2 судна, и Меендсен-Болькен решил первым делом потопить их. Бой с «Сибиряковым» показал, что даже гражданские советские суда могут быть оснащены несколькими пушками, которые помешают высадке десанта.

«Адмирал Шеер» открыл огонь главным калибром по СКР-19, который к этому моменту дал ход и начал ставить дымовую завесу, двигаясь наперерез рейдеру. Через некоторое время пушки сторожевика открыли ответный огонь по немцам. Чтобы понять разницу в мощи вооружения немцев и защитников Диксона сравните только две цифры. Вес бортового залпа «Адмирала Шеера»: 2.253 кг. Вес залпа всех орудий Диксона (всех кораблей и береговой батареи), способных вести огонь – чуть более 140 кг. У немцев перевес в 16 раз! И это без учёта бронирования, дальности, скорострельности, качества прицелов и квалификации артиллеристов... Казалось, лишь чудо может помочь защитникам Диксона!

СКР-19 вышел из сектора обстрела «Шеера» и укрылся в бухте Самолётная. За 8 минут боя сторожевик получил минимум 4 прямых попадания тяжёлых снарядов, которые прошили корпус судна и взорвались под ним. Тяжело раненый лейтенант Кротов смог довести до отмели судно, получившее две большие и множество мелких пробоин, и посадил его на грунт. На СКР-19 вышли из строя два 45-мм орудия. Из экипажа 6 человек были убиты и 21 ранен. «Адмирал Шеер» перенёс огонь на пароход «Революционер». Скрытое дымовой завесой судно получило лишь 3 прямых попадания. На верхней палубе вспыхнул пожар, были разрушены штурманская и рулевая рубки. Из-за разбитого парового привода брашпиля судно не смогло выбрать якорь и подобно СКР-19 укрыться в бухте Самолётная.

  

Результаты 13-тиминутного боя: горит полузатопленный СКР-19 в Самолётной бухте, горит у причала пароход «Революционер». К счастью немцы не заметили транспорт «Кара», на борту которого было 250 тонн взрывчатки. Если бы они «рванули», порт Диксон перестал бы существовать.

Командир батареи 152-мм гаубиц лейтенант Корняков развернул два своих полевых орудия прямо у причала и открыл огонь с неподготовленной позиции. В сумерках и дыму немцы не смогли определить ни местонахождение, ни состав батареи.

СКР-19 под командованием Сергея Кротова и два 152-мм орудия под командованием Николая Корнякова остановили вражеский корабль у входа в порт и вынудили его командира отказаться от высадки десанта. Вильгельм Меендсен-Болькен решил разрушить Диксон артиллерийским огнём. «Карманный линкор» развернулся и пошёл вдоль западного побережья острова Диксон, ведя огонь по всем замеченным объектам.

«Адмирал Шеер» за 9 минут выпустил 226 105-мм снарядов по метеостанции на острове Медвежий. Затем обстреливал посёлок Новый Диксон: 76 150-мм снарядов.

После этого «карманный линкор» открыл огонь главным калибром – на этот раз по объектам порта и радиоцентра, а потом перенёс огонь на жилой посёлок. Раненый Николай Корняков отдал команду возобновить огонь из гаубиц через остров Диксон. Без корректировщика такая стрельба по невидимому «Шееру» имела разве что психологический эффект. Но в конечном итоге именно он и подействовал на командира немецкого рейдера. Вильгельм Меендсен-Болькен ожидал встретить на Диксоне не более 60 бойцов отряда НКВД со стрелковым оружием. Таковы были данные разведки. А тут – вооружённые пароходы и тяжёлая батарея, да, возможно, и не одна...

Узнав, что «Адмирал Шеер» израсходовал для стрельбы по Диксону 6-ю часть боекомплекта, его командир приказал прекратить огонь...

Парадокс, но бой у Диксона обе воюющие стороны посчитали своей победой. Немцы были уверены, что потопили минимум два корабля и на долгое время вывели из строя стратегически важную морскую базу. Команду «Адмирала Шеера» наградили, а Вильгельм Меендсен-Болькен вскоре получил звание вице-адмирала. Более того, в июле 1944 года он был назначен командующим всем надводным боевым флотом Германии.

В нашей стране считают, что операция «Wonderland» полностью провалилась. На устранение повреждений, полученных в бою команде парохода «Революционер» потребовались всего двое суток, шесть суток приводили в боеготовое состояние СКР-19. Радиоцентр Диксона, обеспечивавший движение судов в западном секторе Арктики, возобновил работу через двое суток. Всего в бою с «Адмиралом Шеером» на Диксоне погибли 7 человек из экипажа СКР-19, на берегу жертв не было.

                        

Сегодня северные территории охраняются очень тщательно. Доказательством тому служат походы кораблей Северного флота и, проводимые в Заполярье учения.

В 2015 году студенты и сотрудники Сибирского федерального университета провели «Самый северный парад» в посёлке Диксон, тем самым отдав дань памяти воинам-участникам Великой Отечественной войны.

На «Самый северный парад» пришли жители Диксона, школьники. С большим успехом прошёл концерт, его изюминкой стала песня о сражении на Диксоне, которую преподаватель СФУ известный красноярский бард Григорий Емцов написал прямо в самолёте.

Память о подвиге наших дедов жива. И пока о том, что было помнит хоть один человек – этот народ не победить.

 

Текст: Альфир Фахразиев

Фото: krskstate.ru; infosibnet.ru; ppt-online.org