+7 (391) 219-00-55
г. Красноярск, пр. им. газеты "Красноярский рабочий", 100 "В"

Кашмау

Сравнения не найти для этих мест,

Зимовки предков всюду здесь окрест.

Монетным серебром, ой, серебром

Звенит кашмау молодых невест.

Саз-река

(Башкирская народная песня)

 

 

Кашмау – национальный головной убор замужних башкирских женщин, состоящий из шапочки-шлема с отверстием на макушке, плотно обтягивающей голову, и спускающейся на спину неширокой ленты-наспинника, покрытой кораллами и монетами.

Слово кашмау образовано путем сложения основ ҡаш - «бровь» и бау - «верёвка», и означает «налобная повязка».

 

Одним из самых ранних источников, где упоминается кашмау, является работа немецкого ученого, этнографа, энциклопедиста П. Палласа, датируемая XVIII веком. В ней автор рассматривает ҡашмау (чашбау), украшенный мелкими серебряными монетами. По описанию учёного, этот головной убор надевают поверх покрывала, именуемого таҫтар, под подбородком подвязывая предназначенным специально ремешком.

Созвучный головной убор упоминается и в трудах известного русского учёного-энциклопедиста, путешественника, лексикографа, академика Петербургской академии наук И. Лепёхина: «Головной убор так же, как и у татарок, называется кашпау; и вся разность состоит в том, что в кашпау надевается ещё вершок, фигуру конуса имеющий, которой можно складывать. От кашпау сзади попускается лопасть, унизанная серебряными копейками».

  

Кашмау состоит из двух частей: шапки и хвоста, в некоторых регионах его называют олон («ствол»). Шапка имеет шлемовидную форму, сзади к её нижней части пришивается узкая длинная полость, так называемый «хвост». Строение этого головного убора было подробно описано известным этнографом С.И. Руденко.

Кашмау состоит из собственно кашмау - шапки. Шьётся она из холста и покрывается красной материей, причём она закрывает только часть головы и затылок, темя же остается открытым. На макушке вокруг отверстия на материю нашиваются кораллы и ряда два мелких серебряных монет, от которых спускается бахрома из нитей кораллов с рядом серебряных монеток на конце; кораллы закрывают всю матерчатую часть кашмау.

К нижним концам бахромы прикрепляются сулпы, а посередине и по бокам на неё нашивают три, пять серебряных подвесок (суҡ) из листовидных пластинок, соединённых между собой колечками. Сзади кашмау, на затылке, кораллов не бывает, а на материю нашиваются крупные серебряные монеты или металлические узорчатые бляхи (ҡаш).

Куйрук чаще всего делается из шерстяной ткани домашней работы или из сукна, окрашенных в красный цвет мареной (ҡыҙыл буяҡ), всегда на подкладке, чаще всего холщёвой. Иногда он шьётся из холста, выкрашенного в красный цвет, а то и просто из красной базарной материи. Ширина куйрук небольшая (15 см.); по краям сверху до низу нашиты два непрерывных ряда ракушек, а вся средняя часть зашивается разноцветным бисером, расположенным в виде определённых геометрических фигур (квадратов, ромбов, треугольников) с раковинками между ними или внутри их. Заканчивается куйрук бахромой из разноцветных шерстяных ниток. Надевается кашмау непосредственно поверх волос и застегивается под подбородком при помощи особой пряжки (ҡаптырма)».

 

Чем отличается современный кашмау от традиционного?

В настоящее время мастерицы для изготовления кашмау выбирают ткань, устойчивую для прикрепления бисера и монет. Ткань эту обматывают красным ситцем или шёлком. И шапка, и хвост кашмау украшаются орнаментом. Поверх орнамента нашиваются бисер и монеты, также прикрепляют завязку под названием налобник. В области обоих висков подвешивают цепные сережки, длинные накосники. Основные особенности изготовления кашмау большей частью сохранились. Мастерицы стараются не нарушать, сохранять традиции шитья данного головного убора. Небольшие преобразования наблюдаются лишь в орнаменте.

К примеру, в некоторых случаях геометрические фигуры, упомянутые С.И. Руденко, заменяются другими. Ныне можно встретить кашмау и с закрытой макушкой. Существуют различные мнения ученых по вопросу предназначения отверстия в теменной части кашмау.

Отличительной особенностью нынешних кашмау является и то, что вместе с традиционными красными кораллами (бусинами) сейчас используют и белые жемчужины. Мастериц по изготовлению кашмау на сегодняшний день, к сожалению, немного. Изготовление кашмау – очень деликатная работа, которая требует большого умения и мастерства. Особенного внимания требует нанесение узоров.

 

Кашмау как атрибут свадебной церемонии

Кашмау был не просто головным убором замужних женщин, он являлся главным атрибутом свадебной церемонии. Именно кораллово-красная шапка с орнаментированным длинным наспинником являлась символом самого ответственного и поворотного момента в судьбе башкирок, когда свекровь снимала с головы молодой невестки ее такыя (девичью шапку) и вместо неё надевала красочный и в то же время довольно тяжёлый кашмау.

Этот головной убор, в котором, как верно подметила исследователь Р.А. Султангареева, материализовано девичество, играл значимую роль в свадебном фольклоре башкирского народа. Даже в самых мельчайших деталях башкирские мастерицы умели подчеркивать статус молодой женщины в браке. К примеру, в ромбообразной бисерной вышивке на наспиннике символически отображалось нечто целое, в частности единство таких противоположностей, как «мужчина-женщина», «небо-земля», «солнце-луна».

  

Кашмау как оберег

Древние башкиры верили в обережную силу кашмау. Считалось, что каждая из разновидностей драгоценных камней, используемых при украшении этого головного убора, выполняет определенную охранительную функцию.

К примеру, коралл, по мнению башкир, способен лечить сердечные болезни. Хвост кашмау охранял женщину от дурного глаза, а звон монет отпугивал злых духов.

 

Говорят, что башкирку сначала слышно, а лишь потом видно...

Башкирская женская национальная одежда издревле отличалась своим красивым, эстетичным шитьем, яркостью и буйством красок. Один из главных элементов национальной одежды – серебряные монеты. Поэтому говорят, что приход башкирки сначала слышно, потом только видно. Серебряные сулпы и монеты на одежде своим звоном издали давали знать о приходе женщины.

 

Башкирский женский головной убор тоже отличается своим многообразием, в тоже время он своеобразен. Среди них кашмау, конечно, достоин отдельного внимания. Сегодня без кашмау трудно представить башкирскую национальную женскую одежду. Сейчас он активно используется и в танцевальном искусстве. Кашмау обычно носили только замужние женщины. Его шили из бус и серебряных монет.

Часть кашмау, прикрывающий спину, называли хвостом. Он представлял собой тканевую ленту, украшенную бусинами и нашитыми по краям ужовками. Кашмау был головным убором, оберегающим женщину от разных болезней, сглаза, нечистой силы. Кашмау поностью покрывал косы. Этнограф Сергей Руденко писал, что раньше женщины вместе с кашмау носили ещё и ленту, покрывающую лоб. Назывался он хараус. Кашмау цепляли пряжкой. В древние времена, башкирские женщины носили ещё один головной убор, похожий на кашмау – каляпуш. В отличии от кашмау, каляпуш состоял целиком из монет и бусин, а часть, покрывающая спину, - хвост - был намного шире, чем у кашмау. Каляпуш был остроконечным. И этот головной убор предназначался для оберега от злых духов и болезней.

 

Ещё один башкирский женский головной убор, похожий на кашмау, назывался такыя. В некоторых местах так называли и тюбетейку. Такыя, которую носили девушки, был в форме остроконечного шлема. Состоял из мелких монет. Кроме того, носили широкую ткань с монетами, покрывающую спину (как с каляпушем). У северо-восточных башкир он назывался иңһәлек (наспинник). Он тоже выполнял роль защиты и оберега.

 

Зимой башкирские женщины носили выдровую шапку или пуховый платок. В конце XIX – начале XX века самым распространённым летним головным убором был платок. У северо-восточным башкир и башкир Зауралья невестки, выходя замуж, одевали невысокий калфак, расшитый монетами. Сверху укрывались кушъяулыком. Кушъяулыком называли два «французских» платка, сшитых вместе. С кушъяулыком носили украшенную монетами ленту, покрывающую шею – сагалдырак. Иногда женщины вместо калфака повязывали на голову красную или синюю ткань. Назывался он һыңар яулыҡ (одинарный платок) или баш бәйләмес.

Кушъяулыком покрывали не только голову, но и тело. Замужние женщины носили их до 35-40 лет.

 

А в возрасте «свекрови, тещи» (40-45 лет) обычно покрывались сделанным из белой ткани тастаром. Тастар был больше платка. Тастары восточных башкир в старину были до 3 метров. Тастар носили вместе с хараусом, расшитой тесьмой, покрывающей лоб. В центральной и восточной Башкирии тастар шили из двухметровой ситцевой ткани яркого цвета. У северо-западных башкир этот головной убор назывался кыйыкса и был треугольной формы.

Среди женщин северо-западных башкир был распространены белые шерстяные калфаки. Те, кто побогаче, носили калфаки из бархата, расшитые монетами.

Таким образом, головной убор башкирской женщины отличался эстетичным шитьем, оформлением, богатством. Они подчеркивали особенность каждого региона. Например, калфак был распрстронен у башкир северо-запада, северо-востока и Зауралья. А каляпуш теперь можно встретить только в музеях, так как он уже XIX веке вышел из обихода.

 Калябаш (кəлəпүш, гәләбәш, башкейем) – это шлемообразный головной убор с высокой тульей и широкой наспинной полостью, состоящий из кораллов и серебра. Статусный головной убор калябаш носили жены ханов, тарханов.

Являясь логическим завершением костюма, головной убор нес на себе особую смысловую нагрузку. Он информировал об имущественном, семейном и возрастном положении человека. За головным убором закреплялась охранная функция: роль оберега играли нашитые на убор монеты, определенной формы ювелирные поделки, сердолик, раковины, перламутр, кораллы, птичьи пушки, когти и другие необычные предметы.

 

Легенда гласит

В Хайбуллинском районе Башкортостана вдоль реки Сакмары есть гора под названием Гәләбәш түңе. По словам местной мастерицы, сказительницы Асмы Усмановой, существует легенда, объясняющая происхождение названия горы:

«У одного бая была дочь, которую он очень любил. Однажды он купил своей дочери гәләбәш, который стоил столько же, сколько стоит хорошая лошадь. Девушки выходили на эту гору играть и веселиться, эта девушка решила похвастаться перед подругами и надела гәләбәш, но в процессе игры она сняла его, так как он был тяжелым, и повесила на дерево. После игры она ушла домой, забыв про гәләбәш. А когда она вернулась, его уже не было».

 

История головного убора

Калябаш своим происхождением связан с культурами древних сакских племен, населявших степи Казахстана и Средней Азии. Принципы декорирования (использование кораллов, сердолика, перламутра, раковин, серебряных пластин) и пристрастие к среднеазиатским тканям связывают башкир со странами Востока.

В повседневной жизни башкир важной функцией одежды было отображение перехода из одного возрастного статуса в другой. Особенно были заметны возрастные отличия в женской одежде. Одежда девушек отличалась цветовой насыщенностью, обилием вышивки и включением дополнительных элементов как собственно одежды, так и украшений. Костюм зрелой женщины существенным образом отличался от одежды девушек, а также бабушек. Это не случайно, так как именно в фертильном возрасте женщина ассоциировалась с образом хранительницы очага и продолжательницы рода. Девушки ходили с непокрытой головой, или у богатых встречались шапочки с острой верхушкой таkыя, унизанные монетами. Замужние башкирки надевали на голову тастар, кашмау или калябаш, пожилые женщины покрывали голову длинным узким платком, чаще всего белого цвета. Причем смена головного убора девушки на головной убор замужней женщины происходила во время свадебного обряда, что означало смену социального и возрастного статуса.

Светлана Шитова в своей книге «Башкирская народная одежда» отмечает, что «этническая и художественная специфика костюма наиболее выразительно проявлялась в женских головных уборах. Путешественники и ученые прошлого столетия, характеризуя башкирский костюм, обращали внимание на яркие головные уборы из кораллов и серебра, поражавшие воображение европейского наблюдателя необычной формой, богатством нашивок. Чаще других в литературе упоминаются кашмау (кашбов, кашпау) и кəлəпүш (калябаш). В деревнях Башкирии в XIX веке кашмау встречался относительно часто, особенно в южных районах; о кəлəпүш помнили только в восточном Зауралье. Это убор из кораллов и серебра — с высокой тульей и широкой наспинной полостью. Именно он упоминается в некоторых дореволюционных работах под названием «калябаш». Люди старшего поколения в башкирских деревнях Челябинской области вспоминали его в 1950−60-е годы, называя башкейем (досл. — одежда для головы). Это название упоминалось в начале века в материалах С. И. Руденко.

Величественный башкейем (он же кəлəпүш) представляет собой возвышающуюся над головой округлую шапочку и прикрепленную к ней полость, закрывающую не только затылок и уши, но и верх спины. Тулья высотой 15 см покрыта чешуеобразно монетами, донышко — концентрическими рядами кораллов. Спереди имеется ниспадающая на глаза сеточка-налобник. Верхняя часть полости покрыта рядами монет, ниже группы монет обрамлены кораллами; заканчивается композиция сеткой из кораллов и бахромой. На затылке среди монет выделяется крупная бляха со вставками из сердолика и бирюзы. Очевидно, башкейем имел в виду И.И. Лепехин, когда писал, что у кашмау существовал «вершок, фигуру конуса имеющий», который «по произволению» можно накладывать, прикрывая отверстие шлема. Всякий, видевший кашмау, знает, что отверстие его, приходящееся на затылок, прикрыть «конусом» невозможно. Важно вспомнить, что И. И. Лепехин упоминал и другую особенность убора — «во всю спину широкую лопасть, унизанную серебряными копейками».

 

Среди рисунков, иллюстрирующих труды П.С. Палласа и И.Г. Георги, есть изображение женщины-башкирки в конусовидном головном уборе, боковые части которого прикрывают уши и шею, а задняя широкая полоса спускается почти до края одежды. В передней части убор имеет по нижнему краю декоративную отделку из кораллов, по бокам спускаются вниз недлинные зашитые кораллами полоски. Подобные детали можно видеть на изображениях башкирок в XVIII веке.

 

 

К началу ХХ века калябаш практически вышел из употребления. Сохранился единственный экземпляр этого головного убора.

Он попал в Москву на этнографическую выставку (1867), а после нее был оставлен в фондах Румянцевского музея. Сейчас он хранится в Российском этнографическом музее в Санкт-Петербурге (РЭМ).

«Этот экспонат соответствует существующим описаниям и изображениям кәләпүш. Высокая часть кәләпүш, хранимого в РЭМ, столь мала в диаметре, что могла бы держаться лишь на макушке. В передней части убор имеет по нижнему краю декоративную отделку из кораллов — своеобразный «козырек». По бокам от него спускаются вниз недлинные декоративные полоски», − пишет исследователь Елена Нечвалода.

 

Части целого

Сергей Руденко в труде «Башкиры: Историко-этнографические очерки» подробно перечисляет составные части калябаш.

Так, головной убор состоит из двух частей: колпакообразной шапочки, сантиметров около 15 высотой, и широкой, во всю ширину спины, полосы, наглухо пришитой к шапочке. На макушке шапки нашиты три концентрических кружка кораллов, внутри которых, по аналогии с таkыя, была, по-видимому, металлическая шишечка с подвеской, ныне утерянная. Остальная поверхность шапочки сплошь зашита старинными серебряными копеечками. Спереди и с боков шапочки между копеечками вшиты от верхушки до нижнего края три ряда агатовых шаровидных пуговиц и серебряных шаровидных фигурок или в виде бубенчиков, иногда другой формы, подобной тем фигуркам, которые нашивались по краю нагрудного украшения hаkал. Часть убора, спускающаяся от шапочки и закрывающая шею и спину, состоит как бы из двух частей.

Верхняя часть из красной материи на холщовой подкладке по краю обшита такими же, как и шапочка, пуговицами и серебряными украшениями вместе с двумя нитями кораллов, нашитых параллельно краю; вся же остальная поверхность сплошь зашита серебряными копеечками, а посредине прикреплены металлические сплошные и ажурные бляхи со штампованным узором, стеклянными вставками, осыпанными мелкими камешками (несколько из этих блях утеряно).

Нижняя часть этого убора сшита из того же материала, что и верхняя, и составляет ее продолжение, но копеечками зашита только по бокам, остальное же пространство ее расшито кораллами и круглыми металлическими бляхами, заменившими, по всей вероятности, нашивавшиеся раньше серебряные рубли. Внизу, под коралловой сеткой, подшита двойная шелковая бахрома.

«По словам башкир центральной Башкирии (табынцы), которым я показывал фотографию этого головного убора, весь этот убор у них назывался кəлəпүш, а собственно шапочка — түбə. Северо-восточные же башкиры, которым принадлежал описанный экземпляр, называли мне его башкейем, прибавляя, что это только часть былого убора, а самую шапочку называли kартма. Весьма вероятно, что это та «во всю спину широкая лопасть, унизанная также серебряными копейками и бисером с многими подвязками», которую, по словам И. И. Лепехина, башкирки Сибирской дороги носили на спине, кроме «kашпау койроk», которую он называл амьян, и которая есть не что иное, как только что описанная часть кəлəпүш», − пишет Сергей Руденко.

В описании коллекции Румянцевского музея, составленном В. Ф. Миллером, головной убор из кораллов описывается как род чепца (kашбау) с убором поверх него вроде шлема (түбə), обшитый мелкими монетами и кораллами, с длинным наспинником красного сукна, также обшитым монетами (кəлəпүш).

По мнению эксперта, в наше время к калябаш проявляется большой интерес. Однако реконструкция такого украшения — очень непростое и дорогостоящее занятие. Более того, для получения нужной формы необходимо иметь хотя бы базовые знания в технологии обработки войлока, конструирования головных уборов и многое другое. В конструкции башкейем необходимо сохранить равновесие шапочки и длинной наспинной части, чтобы последняя не тянула вниз.

«Стоит обратить внимание, что «хвост» головного убора значительно шире, чем например, у кашмау. Именно эта ширина позволяет держаться шапочке на голове и «не опрокидываться» на спину. С точки зрения инженерии, мастера прошлого создали уникальный предмет, который будучи изготовленным из натуральных мягких материалов, типа войлока, ткани, выдерживал большую нагрузку от металла (монет) и кораллов, и при этом сохранял заданную форму. Сложность в изготовлении представляет сама шапочка головного убора. Именно она чаще всего в современных образцах получается несколько иной, нежели в старинном образце. Если в калябаш, описанном в книге С. И. Руденко, шапочка плавно перетекает в наспинную часть, то сегодня эту часть делают более выпуклой, иногда пирамидальной или овальной формы. Но здесь, конечно, важно знать, что являлось образом для реконструкции, возможно, существуют разновидности калябаш с именно такой формой шапочки. Ведь башкейем был распространен на достаточно большой территории проживания башкир. В любом случае этот головной убор был предметом гардероба исключительно богатой женщины. Это символ благополучия и стабильности в жизни», − подчеркивает исследователь.