+7 (391) 219-00-55
г. Красноярск, пр. им. газеты "Красноярский рабочий", 100 "В"

Игорь Абоев

Лет десять тому назад разговорились с Валерием Салаткиным, почетным работником общего образования  РФ, автором учебников по  традиционным северным промыслам и  оленеводству. И вспомнил он об одном своём ученике – геологе Игоре Никитиче Абоеве. Если честно, такого имени я и не слышал. Поэтому рассказ Валерия Григорьевича был для меня настоящим открытием.

Меня самого когда-то очень влекла романтика этой профессии – даже поступил в КИЦМ на геолого-разведочный факультет. Но, увы, не сложилось. А вот у Абоева всё было по-другому...

Весной 1946 года его семья перебралась в Туру из Артёмовска, что на юге Красноярского края. Детство и юность Игоря прошли в интернате, здесь же он хорошо изучил эвенкийский язык.

– Я работал в школе с его мамой Фаиной Петровной Сириной и его отчимом Алексеем Александровичем Пашкиным, – рассказал Валерий Салаткин. – Учителей было мало, и Фаине Петровне приходилось вести уроки не только русского языка и литературы, но и географии, биологии. Я преподавал в классе, где учился маленький Игорь. А через много лет гулял на его свадьбе...

В армию Игоря призвали с восьмилетним образованием. А вернувшись со службы, он пошёл не в девятый класс, как положено, а сразу в десятый, выпускной. Успешно пройдя за год программу двух классов, поступил на геологический факультет Иркутского государственного университета.

«В институте все преподаватели были «вояки», простые и добрые люди. Праздники отмечали на факультете вместе со студентами. Все геологи были друзьями. Моим другом-наставником стал Север Лаврентьевич Ким. Хорошие были годы!» – с большой теплотой вспоминал Игорь Никитич.

После, в 1967 году, получив специальность инженера-геолога по поиску и разведке нефтяных и газовых месторождений, он вернулся в Эвенкию. Да и куда же ещё мог поехать, ведь даже и представить себя не мог без милой его сердцу северной земли, её бескрайних просторов!

В те времена разведка нефтяных и газовых месторождений в Илимпийском районе только начиналась. Поэтому первые четыре года Игорь Никитич работал рядовым геологом в Тутончанах. Дальше – больше: дорос до начальника участка. А в 1972 году началось самое интересное время – в Байките организовали Эвенкийскую нефтегазоразведочную экспедицию. С подачи главного геолога Севера Кима Игоря Абоева назначили начальником геологического отдела.

И закипела работа! Первую скважину заложили у посёлка Куюмба. Уже через год получили первую в Эвенкии нефть. Так Игорь Никитич стал первооткрывателем.

Часть академической науки безапелляционно утверждала, что в Эвенкии нефти нет. А если и есть, то в таких районах, где крайне трудно будет разрабатывать месторождения. Но Игорь Никитич с «рублеными» суждениями никогда не соглашался.

Шума это событие наделало много. Дали телеграмму Леониду Ильичу Брежневу, что в Эвенкии газ нашли. Василий Николаевич Увачан всем показывал месторождение.

До сих пор местные вспоминают один курьёзный случай. Когда газ открыли, подожгли факел. Взрыв был такой силы, что эвенки испугались и убежали из посёлка в тайгу!

В Эвенкии председатели сельсоветов и директора совхозов очень хотели, чтобы какая-нибудь структура из экспедиции Абоева базировалась на их территории. Никитич, как звали его местные, детство и юность провёл среди эвенков, поэтому отлично знал проблемы земляков. Не только знал, но и помогал, чем мог – горючее, транспорт, спецодежду, палатки и прочее жители факторий получали всегда.

В 1982 году Игоря Абоева назначили на должность заместителя генерального директора объединения «Енисейнефтегазгеология» – мощнейшей структуры, от «ума» и разворотливости которой зависело будущее этой отрасли во всём нашем огромном регионе.

Сейчас Игоря Никитича уже нет в живых, но последние годы жил он в Красноярске. При этом какой бы комфортной ни была городская жизнь, его по-прежнему тянуло на Север, в Эвенкию. У него было много друзей, потому что со всеми, с кем когда-то приходилось работать, Абоев поддерживал связь.

– При встречах этот замечательный человек рассказывает различные байки из эвенкийской жизни, – делился Валерий Григорьевич. – Но расскажу о его последней встрече с Большим Увачаном.

Все знали, что Василий Николаевич уезжает в Москву. Тура приуныла. Супруга Игоря Никитича Эльвира сообщила мужу: «Тебя вызывает Увачан!» В другое время ничего удивительного в этом не было бы. Однако в данный момент это представлялось несколько странным. Ведь они никогда не были близкими друзьями – так, встречались по делам. Однако Игорь Абоев на встречу поехал. Секретарша встретила ободряющим: «Проходи, ждёт!»

Войдя в кабинет, Абоев увидел Увачана, сидящего за столом и перебирающего бумаги. Пригласив гостя присесть за стол, Василий Николаевич сел на стул напротив и разложил на столе бумаги. Помолчав, стал задавать общие вопросы о семье, о работе. Потом встал, достал из большого шкафа со стеклянными дверцами бутылку хорошего коньяку и две стопки. Надо заметить, что уже это было удивительно: ведь Большой Увачан не пил спиртного. Однако он разлил коньяк по стопкам и одну придвинул Абоеву. Игорь Никитич не без смущения, но всё же выпил. А Увачан к своей не притронулся...

Говорили они долго и о многом. Секретарша, знавшая привычки начальства, на глаза не показывалась. А вот Н.Т. Рукосуев, которому Увачан передал дела, несколько раз заглядывал, не понимая, почему Василий Николаевич разговаривает с Абоевым, а не даёт последние наставления ему, преемнику?

Позже, переваривая происшедшее, Абоев понял, что Большому Увачану просто надо было выговориться. И для этого он выбрал его – пусть не самого близкого друга, но земляка и хорошего товарища. А позже, в вертолёте, летевшем в Красноярск, Увачан разговорился с Алевтиной Ковальковой, методистом районо. И неожиданно достал бутылку шампанского, открыл и пошёл по салону с нею и с фужером, угощая всех пассажиров. И как-то задумчиво произнёс: «Мы пролетаем границу Эвенкии».

Так Василий Николаевич покидал свою малую Родину. Игорь же Абоев остался в Эвенкии и долго трудился на благо этого благодатного края и страны в целом.

В начале апреля, в свой профессиональный праздник, он собирал в своём доме друзей-геологов, готовил ужин. Убелённые сединами ветераны вспоминали молодые годы – свои и эвенкийской геологии. А вспомнить им есть что!

  

В.Г. Салаткин скончался 5  сентября 2015  года, всего месяц не  дожив до  своего 80-летнего юбилея. Валерий Григорьевич до  конца своих дней сохранял деловую активность: принимал участие в  мероприятиях землячества Эвенкии в  г. Красноярске, выступал в  краевой библиотеке, пропагандируя эвенкийскую культуру, занимал председательский пост краевой региональной организации «Российская Ассоциация жертв политических репрессий», был помощником депутата Заксобрания Красноярского края И.И. Ребрика.

В.Г. Салаткин прожил долгую и  интересную жизнь, много лет посвятив педагогике. Он  окончил Ленинградский педагогический институт  им. А.И. Герцена, работал учителем физики и  математики в  Байкитской, Ванаварской и  Туринской средних школах, инспектором Эвенкийском ОкРОНО, заведующим Илимпийским РОНО. С  1986 по  1988 годы был директором Туринской вечерней школы.

В.Г. Салаткин  — почетный работник общего образования  РФ, автор учебников по  традиционным северным промыслам и  оленеводству, многих публицистических статей в  краевых СМИ. По  учебникам В.Г. Салаткина обучаются дети коренных народов Севера на  всей территории нашей страны.

 

 

Альфир Фахразиев