+7 (391) 219-00-55
г. Красноярск, пр. им. газеты "Красноярский рабочий", 100 "В"

Авраамий Павлович Завенягин

 

В 1938 году Авраамий Павлович Завенягин спускается из московского наркоматовского кабинета на промёрзлую землю, возглавив начатое в 1935 году и буксовавшее строительство Норильского горно-металлургического комбината... Завенягину нужен был Норильск. Норильску нужен был Завенягин.

 

 

Авраамий Павлович Завенягин – организатор промышленности, инженер-металлург, куратор советской металлургии и атомного проекта, генерал-лейтенант, дважды Герой Социалистического Труда, лауреат Сталинской премии.

А началось всё 14 апреля 1901 года, когда у машиниста паровоза станции Узловая Тульской губернии Павла Устиновича Завенягина и его жены Пелагеи Владимировны родился сын, которого крестили в честь Палицына, опального монаха Соловецкого монастыря – Авраамием. Ему выпало прожить не очень долгую, но ярчайшую жизнь.

Когда Авраамию исполнилось 11 лет, его отправили «грызть гранит науки» в реальное училище в город Скопин Рязанского уезда. В нём рано проявился талант организатора. Будучи учащимся Скопинского реального училища, 17-летний А. Завенягин стал активным организатором молодёжи в Туле, Узловой, Скопине и Рязани. В апреле 1917 г., шестнадцатилетним юношей, вступает в партию.

Редактор рязанской газеты «Известия» в 1919 году Завенягин назначается начальником политотдела Рязанской пехотной дивизии, с боями прошедшей до Донбасса. Следом его избирают членом Центрального Исполнительного Комитета Украинской республики. Молодой партиец занимается мобилизацией населения на борьбу с адмиралом А.В. Колчаком, формирует пехотную дивизию в связи с наступлением генерала А.И. Деникина, и возглавляет её политический отдел. Участвует в боях против местных банд, возглавляя революционный комитет в городе Старобельске.

В июне 1922 – сентябре 1923 года А. Завенягин – ответственный секретарь окружкома ВКП(б) в городе Юзовке.

В 1923 году Завенягин поступает в Московскую горную академию, которую заканчивает в 1930 году. В 1926 году назначается начальником административно-хозяйственного управления академии и в этом же году избирается членом Моссовета. Его профессиональные качества формируются под влиянием И.М. Губкина, ректора академии, Серго Орджоникидзе, наркома тяжелой промышленности, с которыми он постоянно общался.

В 1930-м после разделения Академии на шесть самостоятельных вузов стал первым ректором Московского института стали и сплавов (МИСиС) и одновременно возглавил в Ленинграде Государственный институт по проектированию металлургических заводов Гипромез.

В 1932 году его отправили поднимать Магнитку. Быстро разобрался в проблемах комбината, вытащил из ссылок и лагерей нужных специалистов, в том числе профессора Бориса Боголюбова, принял решение добывать руду открытым способом. Через 4 года рудник Магнитки выдал 5,5 млн тонн готовой руды, в то время как вся железодобывающая промышленность Германии осилила только 4,7 миллиона! В том же году Магнитогорский комбинат выплавил чугуна больше, чем Италия и Канада, вместе взятые.

«Завенягинские сады» стали той «национальной» идеей, которая открывала путь к формированию устойчивого рабочего коллектива завода и оказала впоследствии сильное влияние на социальный состав населения города.

«Нам виделся новый чудесный город, – вспоминал он позже. – Мы говорили о том, что жилые дома социалистического города должны иметь привлекательный, жизнерадостный вид. Чтобы решить жилищную проблему, мы пошли и на строительство индивидуальных домов для рабочих».

Завенягин взял да и разбил около своего дома садик – посадил яблони, вишни и цветы.

Умение работать и понимать людей труда, отличные знания, богатый жизненный опыт и незаурядные способности организатора позволили молодому руководителю добиться удивительных успехов.

В 1937 году А.П. Завенягин избирается депутатом Верховного Совета СССР, что знаменательно, от Кыштымского избирательного округа, где впоследствии будет возведён один из первенцев ядерной индустрии, комбинат «Маяк», на котором была произведена первая «ядерная взрывчатка».

Весной 1936 года НКВД по делу «О деятельности диверсионной троцкистской организации на Уралвагонстрое», арестовало около двух тысяч человек. В том числе руководителей.

Сталин потребовал от Орджоникидзе выступить на мартовском (1937 года) пленуме ЦК ВКП (б) с докладом «Об уроках вредительства, диверсии и шпионажа японо-немецко-троцкистских агентов».

Орджоникидзе вызвал Завенягина в Москву, на должность заместителя наркома тяжёлой промышленности, и внезапно умер от сердечного приступа. Выступать на форуме пришлось Завенягину. О вредительстве Авраамий Павлович говорил мало, почти ничего. А вот отсутствию порядка в тяжёлой промышленности посвятил много времени, сформулировав, таким образом, ещё в 1937 году основные проблемы планового хозяйства.

В марте 1938 года новый наркомтяж Лазарь Каганович устроил по указанию Сталина Завенягину «проверочку»: потребовал завизировать согласие на арест академика Губкина.

Авраамий Павлович не только не завизировал, он напрямую позвонил Сталину и заступился за своего учителя. Губкина оставили в покое, но семья Завенягина начала «сушить сухари».

22 марта 1938 года Завенягин сам написал письма Сталину и Молотову: «Вот уже неделя, как я жду решения вопроса о моей дальнейшей судьбе. Не буду говорить о том, как это тяжело. Но, если возможно, прошу ускорить решение. Я был бы рад работать в самых тяжёлых условиях, я с интересом поработал бы в условиях Севера или Сибири многие годы».

Он написал всё это не просто так, ибо точно знал, что проверка НКВД в августе 1937 года выявила катастрофическое положение дел на строительстве Норильского комбината.

Через несколько дней после получения письма Молотов вызвал Авраамия Павловича на заседание политбюро, где объявил: «Мы решили вас не добивать. Поедете в Норильск. Проявите себя на новом месте».

В посёлок Норильск, он же Норильлаг, Завенягин приехал 28 апреля 1938 и увиденное превзошло его худшие ожидания.

Норильский комбинат первоначально рассматривался правительством как сырьевой придаток уже действующих никелевых предприятий: в Норильске планировалось добывать руду и в примитивных плавильных печах получать черновой металл – файнштейн (полупродукт), а уже его вывозить на Урал и получать никель на электролизных мощностях «Южуралникеля» и «Уфалейникеля».

 

У Авраамия Завенягина было на этот счет другое мнение – он стал пробивать проект металлургического комбината полного цикла. На шестой день пребывания в Норильске Завенягин издал приказ о немедленной организации Опытного металлургического завода.

8 000 заключённых Норильлага, чтобы победить вечную мерзлоту явно не хватало. К концу 1939 года по инициативе Завенягина на объекте их трудилось уже более 29 000.

В результате первая промышленная плавка состоялась 6 марта 1939-го.

Сторонник полного металлургического цикла в одном месте, Завенягин смог добиться этого в Норильске и 29 апреля 1942 года Норильский комбинат дал первый металлический никель.

Взявшись за проект добычи никеля за Полярным кругом, Авраамий Павлович опять принялся строить город в 300 км от полярного круга, в котором рабочий будет чувствовать себя хозяином страны.

Но при всём этом первым из распоряжений стал приказ о строительстве к 1 сентября школы для норильских детей. Приказ был выполнен в срок.

Он вдохнул веру в осуществимость идеи «Норникеля», в успех строительства. На личном примере доказал, что работать и работать эффективно – можно в самых невероятных по тяжести обстоятельствах.

Авраамий Павлович заложил город Норильск, выбрав для него площадку и сформулировал принципы градообразования на Крайнем Севере.

Ныне ГМК имени А.П. Завезягина «Норильский никель» – главное градообразующее предприятие, которое производит 96% российского никеля, 55% меди и 95% кобальта. Это крупнейший в мире производитель цветных металлов.

Летом 1942 года агент советской разведки в Лондоне Джон Кернкросс сообщил о программе по созданию атомной бомбы за рубежом: Советы в ответ на это бросили на то же направление лучшие силы. Работать предстояло много и трудно – в СССР практически не было урана, предстояло найти его месторождения и научиться получать металлический уран. Решение этих задач Сталин возложил на человека, поднявшего Магнитку и Норильск, – на Авраамия Завенягина.

И он организовал, а чтобы никто ему не мешал – его назначили замнаркома НКВД. Все лучшие учёные были призваны на этот новый фронт, многих Завенягин вытащил из лагерей. В 1948 г. в Челябинске-40 возникла проблема с разрушением охлаждающих реактор труб. Устранение требовало проведения работ при невыключенном реакторе: нужно было просверлить отверстие в забившей трубу пробке. Облучения было не избежать: Авраамий Павлович поставил стул рядом с местом работ и сел на него. Рабочие, увидев сидящего рядом генерала, спокойно приступили к работе. Шесть дней он провёл с рабочими до ликвидации аварии.

В 1945-1953 Завенягин – один из главных руководителей советского атомного проекта (член Специального комитета при СНК СССР, первый зам. начальника Первого Главного управления при СНК СССР, начальник Управления специальных институтов – реорганизованное Девятое управление МВД СССР). В зону ответственности Завенягина входил весь цикл производства ядерного топлива и зарядов, от руды до производимого в промышленных реакторах плутония.

В 1950-е годы Завенягин постепенно отошёл от администрирования промышленности, переключаясь на координацию прикладных и фундаментальных исследований.

Завенягин санкционировал проектирование и постройку первой в мире АЭС (1950), участвовал в начальных этапах строительства атомного флота.

Авраамий Павлович скоропостижно умер вскоре после декабрьского пленума ЦК КПСС, в ночь на 31 декабря 1956 года от «паралича сердца, развившегося в результате тромбоза левой венечной артерии» (по неофициальным источникам – от лучевой болезни). Был кремирован, урна с прахом помещена в Кремлёвской стене на Красной площади в Москве.

 

***

 

Авраамий Павлович Завенягин во время возведения Горно-металлургического комбината в Норильске сформулирует жесткие законы работы, поведения и жизни для себя и подчиненных:

«Первый закон: максимальная работа в нечеловеческих обстоятельствах.

Второй: спасение (в том числе собственное) – в неординарных решениях.

Третий закон: молодость – скорее достоинство, чем недостаток».

 

 Использована информация из следующих источников: 

http://my.krskstate.ru/docs/heroes_of_labor/zavenyagin-avraamiy-pavlovich/

https://diletant.media/articles/43647687/

http://deduhova.ru/statesman/avraamij-pavlovich-zavenyagin/

https://ardexpert.ru/article/19021

http://www.biblioatom.ru/founders/zavenyagin_avraamiy_pavlovich/