+7 (391) 219-00-55
г. Красноярск, пр. им. газеты "Красноярский рабочий", 100 "В"

Красноярская Мадонна Евгения Кобытева


25 декабря 2018 г. исполнилось 108 лет со дня рождения живописца, графика, монументалиста, педагога, участника Великой Отечественной войны, узника фашистского концлагеря «Хорольская яма» Евгения Степановича Кобытева.
Что его связывает с Домом дружбы народов Красноярского края?
Евгений Степанович – автор мозаики, украшающей фасад здания кинотеатра «Родина», где в 2019 году после масштабной реконструкции планируется разместить краевой Дом дружбы.


Мозаичное панно на фасаде кинотеатра включено в 2016 году в перечень объектов культурного наследия Красноярского края. Панно из енисейской речной гальки создано художником Е.С. Кобытевым из камня. Он выложил изображение Родины-матери с ребенком на руках.
На мозаике мать поднимает ребенка, показывая ему Родину. На втором плане произведения изображены красноярские Столбы. Говорят, что в советское время местные жители называли женщину красноярской Мадонной.
Если присмотреться, в мозаике можно увидеть выложенное камешками слово «Свобода». По городским легендам панно выкладывали заключенные, которые и составили слово. На самом деле изображение просто копирует надпись, нанесённую краской на Втором столбе. Украшали же фасад здания не осужденные, а студенты Е.С. Кобытева, которые специально для этого отбирали речную гальку. «Больше месяца мы бродили по берегам Енисея, собирая камни, разбирая их по цвету, а затем уже приступили к мозаике», – вспоминал один из учеников Кобытева, художник Валерий Кудринский.

Енисейская речная галька неяркая по гамме, но мозаика получилась достаточно выразительной, построенной на тонких цветовых отношениях. Считается, что в этой работе Евгений Степанович изобразил свою жену и дочь. Дочь – Вера Евгеньевна Кобытева – тоже художник, живет в Красноярске.
В далекие шестидесятые кинотеатр «Родина» стал достопримечательностью проспекта имени газеты «Красноярский рабочий». Дата его открытия в разных источниках различается: в одних стоит 1960 год, а в других – 1965 год. После кропотливых поисков мы обнаружили материал, подготовленный М.Б. Епиной по данным Музея СФУ. Согласно информации, размещённой Мариной Борисовной, кинотеатр «Родина» в своё время был построен Красноярским институтом цветных металлов.
Постановлением Совета Министров СССР от 20 декабря 1958 г. было принято решение о переводе Московского института цветных металлов и золота им. М.И. Калинина в Красноярск. Красноярские власти выбрали площадку в квартале 137, между пр. им. газеты «Красноярский рабочий», ул. Вавилова и переулками Вузовский и Якорный. В связи с этим было принято решение передать КИЦМу недостроенный кинотеатр «Родина» в Кировском районе. По соседству с кинотеатром был построен лабораторный корпус института, а сам зал кинотеатра стал использоваться как актовый зал Клуба «Искатели».
История этого строительства была не такой уж гладкой. Проект встретил яростное сопротивление Кировского райисполкома, который настаивал на отнесении лабораторного корпуса вглубь квартала за строящийся кинотеатр и парк, заложенный ещё в 1958 г. Опять же, усилиями районных властей кинотеатр ускоренными темпами достроили и в 1960 г. его сдали в эксплуатацию. Из-за этого зрители почти два года пробирались на сеансы через стройплощадку института, задворками. А уже в 1964 году закончили строительство нового здания кинотеатра (за счёт КИЦМа), который поныне известен как кинотеатр «Родина». Кинозал новой «Родины» был почти на 800 мест. Все эти сведения содержатся в неизданной рукописи первого ректора КИЦМ Н.Х. Загирова и хранятся в Музее СФУ.
Новый кинотеатр, который построил городу КИЦМ, стал знаковым местом Красноярска во многом благодаря автору мозаики, который прожил непростую жизнь, полную боли и ужаса, насыщенную яркими событиями и встречами с интересными людьми.

Страницы биографии Е.С. Кобытева.

Родился Евгений Степанович на Алтае 25 декабря 1910 года. Окончил Омское художественное училище, а затем в 1941 году Киевский художественный институт.
После окончания института художник добровольцем отправился на фронт, отказавшись от брони, которой художников обеспечивало правительство. Партия и народ ценили художников и считали, что они могут в тылу принести больше пользы, рисуя агитационные плакаты.
Полк, в котором сражался Евгений Кобытев, попал в окружение. Евгений, раненый в ногу, оказался в немецком плену. Кобытев попал в лагерь смерти ДУЛАГ № 160 в г. Хороле Полтавской области.
Хорол – это огромная сырая яма, в течении многих лет выработанная кирпичным заводом. Под открытым небом, без крова, в холоде и голоде томилось свыше шестидесяти тысяч советских людей. Только с 22 сентября 1941 по 1 мая 1942 по немецкой статистике в лагере погибло 37 650 человек. Точных данных о количестве погибших за всё время существования «Хорольской ямы» нет, но считается, что в шести, из известных на сегодняшний день, братских могилах покоится прах около 91 тыс. жителей Хорола и других городов Украины, советских солдат, офицеров и партизан.
Когда Евгений Кобытев попал в концлагерь, у него чудом сохранились записная книжка и карандаш. Чтобы не сойти с ума он начал рисовать всё, что видит, и благодаря этому в его жизни появилась цель: выжить и рассказать всем, что творилось в лагере, каким истязаниям и испытаниям подвергались там люди.
Когда в книжке стали заканчиваться страницы, художник стал записывать только названия будущих картин. в последствии эти пожелтевшие листочки стали основой его будущих графических серий «До последнего дыхания» и «Люди, будьте бдительны!» Заглавным листом серии «До последнего дыхания» стала работа «Думы мои, думы мои» – самая, пожалуй, выразительная и пронзительная из всех, где в образе бойца, можно заметить черты самого художника.
В лагере регулярно проходили обыски, во время которых заключённых заставляли раздеваться до гола. Кобытев закапывал записную книжку в песок, а сверху бросал свою одежду. Фашисты брезгливо ковыряли одежду узников палкой, чем и ограничивались. Так что маленькую записную книжку спасла боязнь фашистов и полицаев заразиться тифом.
Совсем скрыть свой талант художник не смог – однажды за рисованием его застал ефрейтор, и Кобытев уже было приготовился к расстрелу. Но немецкому начальству так понравились его рисунки, что они заставляли художника рисовать их портреты и даже специально приходили к нему позировали. Сейчас эти рисунки кажутся гротескными шаржами, но немцам портреты нравились, они даже отправляли их своим жёнам.
 
     
 
В 1943 году Кобытеву удалось бежать из плена. Говорят, через печную трубу. Он снова стал в строй и воевал в Украине, Молдавии, Польше, Германии.
 
    
 
За отличные боевые действия по освобождению города Черкесы, за боевые действия по осуществлению прорыва и участие в боях по освобождению города Смела, за боевые действия в боях под Корсунью, Евгений Степанович был представлен к званию Героя Советского Союза, но из-за «испорченной» биографии (немецкий плен), он был награждён орденом Красной Звезды и медалью за Победу над Германией.
  В Дрездене, где художник находился в составе действующей армии, он создал фронтовой кукольный театр политической сатиры. Кобытев сам сочинял пьесы, делал к ним кукол, сам и играл, и озвучивал. В настоящее время его куклы находятся в фонде музея Сергея Образцова в Москве.


После демобилизации, в мае 1945 года, Евгений Степанович Кобытев приехал в Красноярск, где и остался на всю свою дальнейшую жизнь. Именно здесь появились: «Рейхстаг пал», «Спутник над городом». В Красноярске он создаёт иллюстрации к роману А.А. Фадеева «Молодая гвардия». В это же время появляются графические листы «Валько на допросе», «Непокорённые», которые становятся первой пробой сил перед созданием графической серии о Хорольской яме.
Работая над делом всей своей жизни, Кобытев вместе с тем выполнил целый ряд монументально-декоративных росписей: на тему русских народных сказок в Красноярском Дворце пионеров; в краеведческом музее – на тему «Июльская революция 1917 года в Красноярске»; с группой учащихся художественного училища создаёт и мозаику на здании кинотеатра «Родина».
В 1959 году Евгений Степанович завершает работу над первой графической серией, которая получила название «До последнего дыхания». В неё вошли листы: «Думы мои, думы мои», «Я вернусь ещё к тебе, Россия», «Ой, повий, повий», «Ненависть» и многие другие. Эта серия стала реальным свидетельством великой скорби, боли и мужества советских людей.
Уже в 1963 году художником была выполнена вторая серия, посвящённая «Хорольской яме» – «Люди, будьте бдительны». В этой серии художник уже показал свои сатирические, метафорические, гротескные портреты фашистов, творивших чудовищные злодеяния.
Обе графические серии экспонировались, сначала на краевой, а затем и на персональной выставке произведений Кобытева. Они вошли в телевизионный фильм «Листы скорби и гнева» и в специальный выпуск Иркутской студии кинохроники «Они сказали смерти - нет!».
В 1964 году эти произведения демонстрировались на выставке в городе Хороле, куда художник лично выезжал и выступил перед очевидцами событий. На эту выставку пришли тысячи людей, ведь в его работах не было вымышленных персонажей, и зрители узнавали и себя и своих мучителей. Для Кобытева это был, своего рода, творческий отчёт, исповедь перед теми, кто оказались очевидцами тех страшных событий и главное – выполнение обещания данного самому себе в лагере смерти – выжить и рассказать в своих работах правду о великом страдании и великом подвиге нашего народа.
Через год, в 1965 году в красноярском книжном издательстве вышла книга Евгения Кобытева «Хорольская яма».
С 1958 года Кобытев 6 лет преподавал в только что открытом Красноярском художественном училище им. В.И. Сурикова. За это время он воспитал 20 членов Союза художников. В это же время Евгений Степанович начинает работу над книгой «Проблемы учебной композиции в изобразительном искусстве», в которой обобщает свой педагогический опыт. Рукопись книги получила самые лучшие отзывы у ведущих специалистов, однако процесс издания затянулся и вышла в свет только в 2008 году.
Ушел из жизни художник 29 января 1973 года.
Вся жизнь Е.С. Кобытева, до последнего дыхания, была отдана искусству. Во времена плена – оно стало его спасением и придавало смысл его существованию. Творчество было тем источником, в котором художник черпал силы для того чтобы выжить. В мирное время  искусство стало инструментом для осмысления прошлого.
 

В публикации использованы материалы из открытых интернет-источников: