+7 (391) 219-00-55
г. Красноярск, пр. им. газеты "Красноярский рабочий", 100 "В"

Роль народов Красноярского края в Великой Отечественной войне

Главными отличительными чертами Советского Союза во все времена являлись единство и дружба всех народов, проживавших на его территории. С особой силой дружба народов проявлялась в годы Великой Отечественной войны. Готовясь к нападению на СССР, руководство фашистской Германии рассчитывало, что под напором их армий Советское государство распадётся на отдельные национальные княжества. Но вопреки их ожиданиям с первых дней войны люди разных наций и народностей сплотились в борьбе с общим врагом.

В рядах Красной Армии сражались представители всех народов Советского Союза. В это тяжёлое время в стране были сформированы и отправлены на фронт десятки национальных дивизий и бригад из РСФСР, Закавказья, Казахстана, Средней Азии и Прибалтики.

Братское боевое содружество народов СССР проявилось с первых дней войны. Например, среди защитников Брестской крепости были представители более 30 национальностей, в том числе русские, украинцы, белорусы, армяне, грузины, чеченцы, евреи. В битве за Москву бессмертный подвиг совершили 28 бойцов 316 стрелковой дивизии генерала И.В. Панфилова, которая была сформирована летом 1941 года в Казахстане. В дни Сталинградской битвы знаменитый «Дом Павлова» защищала группа гвардейцев, среди которых были представители многих народов СССР.

На временно оккупированных фашистами территориях союзных республик и областей РСФСР появлялись партизанские отряды в рядах которых героически сражались представители всех народов нашей страны.

И так было везде, на всех фронтах и в тылу. Единство и сплочённость советских людей ярко проявилось во время эвакуации населения западных районов СССР на восток страны. В кратчайшие сроки огромное количество людей, а также материальных ресурсов, оборудования и целых промышленных предприятий было вывезено на Урал, в Сибирь, Среднюю Азию и Казахстан. Здесь, на новом месте, люди находили помощь и поддержку местного населения, получали питание и временное жильё, делились между собой всем необходимым. Это позволило быстро наладить на голом месте промышленное производство военной техники, оружия, необходимых для фронта боеприпасов.

Всё это в полной мере проявилось и в Красноярском крае.

В тяжелейшие годы Великой Отечественной войны Красноярский край поставлял людей, военную технику, боеприпасы, продовольствие, лечил раненых и даже одержал победу в сражении.

Всего за период войны было подано 35343 заявления от жителей Красноярского края о добровольной отправке на фронт. В первый же день войны начался призыв военнообязанных из запаса и допризывников, а рождённые в 1929 году призывались на военные заводы.

Из Сибирского военного округа за четыре военных года ушли на фронт свыше 2 миллионов 600 тысяч человек. Красноярский край занимал первое место по мобилизации людских ресурсов в округе. По официальным данным, за годы войны на фронт ушло 455 000 красноярцев, а это каждый пятый житель края, из них 168 000 человек не вернулись.

В Красноярском крае было сформировано около 40 воинских формирований. На территории Красноярского края были сформированы, обучены и отправлены на фронт следующие воинские соединения:

- 22, 91, 62, 119 (17 гвардейская), 228, 301, 309, 311, 374, 378, 382 стрелковые дивизии; 44 отдельная и 78 добровольческая коммунистическая стрелковые бригады;

119-я стрелковая бригада, первой в крае ушедшая на фронт, 365-й стрелковый полк, одержал зимой 1941 года первую и самую важную победу в битве за Москву, 78-я добровольческая бригада, почти целиком пала в боях в Подмосковье, 309-я стрелковая дивизия, дошла до Берлина.

- 365 отдельный стрелковый полк; 392 пушечный, 542-й, 510-й гаубичные, 110-й артиллерийские полки; 22 и 216 бомбардировочные, 21 и 679 авиаполки, школа авиатехников; полк народного ополчения;

- 43, 58, 59, 60, 62 бригады лыжников; 101 лыжный батальон, 119, 121, 201 отдельные комсомольско-молодежные лыжные батальоны;

- 133 отдельный батальон линейной связи (полностью состоящий из женщин); 29 отдельный дивизион бронепоездов; группа коммунистов-политработников - 709 человек; 3 июля 1941 г. ушла на фронт группа коммунистов - 500 человек. 

Дополнительно были сформированы в Канске:

764, 794, 797 стрелковые полки (март 1942 г.) - вошли в состав 232 стрелковой дивизии; 120, 171, 187 артиллерийские полки - вошли в состав 43 запасной стрелковой дивизии; 223 стрелковая дивизия (в 1945 г)

Одной из главных предпосылок Победы был надёжный тыл. В тяжелейших условиях нашей стране пришлось заново формировать свою военно-экономическую базу уже на востоке. Колоссальная эвакуация промышленности, которая последовала вскоре после захвата врагом самых развитых регионов страны, не имеет аналогов в истории. В один только Красноярск прибыло оборудование 25 крупных заводов и фабрик, а также 30 тысяч рабочих. Так появились советский машиностроительный гигант «Сибтяжмаш», «Краслесмаш», КрасТЭЦ, Красноярский радиотехнический завод, Комбайновый завод, химкомбинат «Енисей», завод «Квант», Цементный завод, значительно вырос «Красмаш» и другие предприятия города.

Одной из крупнейших и наиболее важных строек края, ковавших оружие для фронта в годы войны, стал Норильский горно-металлургический комбинат.

В июне 1941 года в Норильск из Мончегорска начал эвакуацию комбинат «Североникель». Уже 29 апреля 1942 года комбинат начал производство никеля, в 1945 году – кобальта. Выпуск продукции в 1945 году по сравнению с 1942 годом был увеличен в 11 раз. За годы войны в Норильске было построено более двух десятков предприятий: ТЭЦ, рудники, заводы жидкого кислорода и цементный и др. Енисейский Север стал уникальной производственно-сырьевой базой.

Работа Норильского комбината в трудные военные годы позволила решить важнейшие проблемы оборонной промышленности.

Вся основная тяжесть труда в производстве и сельском хозяйстве в отсутствии мужчин легла на плечи женщин, стариков, подростков. Они трудились по 13-14 часов в сутки, недоедали, недосыпали, но отдавали фронту всё, чем могли поделиться: хлеб, деньги, вещи. Широко был развёрнут сбор средств на танковые и авиаколонны. Всего за годы войны в фонд обороны красноярцы перечислили из личных сбережений свыше 200 млн рублей, сотни тысяч пудов хлеба и других продуктов, 115 тысяч единиц тёплых вещей. Подарки бойцам отправляли школьники и даже детсадовцы.

В августе 1942 года пламя войны дотянулось и до Красноярского края. В самом северном посёлке края, Диксоне, произошёл единственный в годы войны морской бой за Уралом. Немецкий «карманный» линкор «Адмирал Шеер», имея целью уничтожение коммуникаций Северного морского пути, направлялся к Диксону – центру управления перевозками в западном секторе советской Арктики. В неравном бою моряки Северного флота, силами сторожевого корабля и береговой батареи, смогли защитить город и порт. Память о подвиге моряков-североморцев живёт в наименованиях полутора десятков островов Карского моря.

Другая героическая страница военной истории нашего края связана с работой секретной авиатрассы «Аляска – Сибирь». По этой трассе, базовым пунктом которой был Красноярск, советские лётчики доставляли в страну американские самолёты. Трасса была построена буквально на пустом месте за несколько месяцев 1942 года. В Красноярске вели техническое обслуживание американской техники, готовили лётчиков, отправляли самолёты на фронт. На территории края до сих пор нередки находки остовов разбившихся самолётов – трагедий за годы работы трассы было немало. Всего же за 1942-1945 год по красноярской трассе перегнали почти 8 тысяч воздушных судов.

Ещё одной большой заслугой нашего края была работа по лечению больных и раненых красноармейцев. В Красноярском крае в годы войны действовало более 60-ти эвакуационных госпиталей, которые принимали самых «тяжёлых» больных. В Красноярске до сих пор работает один из них – госпиталь ветеранов войн.

Наш край был конечным пунктом медицинской эвакуации, и пациенты местных госпиталей, имея самые сложные ранения, нуждались в длительном лечении. В одном из эвакогоспиталей Красноярска работал выдающийся врач и священнослужитель – Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий (святитель Лука). Он был самым опытным хирургом края и спас огромное количество жизней советских солдат.

Война изменила Красноярский край, заставила его радикально ускорить своё развитие, превратила его из слаборазвитого региона в промышленного гиганта. Красноярцам пришлось положить все свои силы, а многим и жизни, чтобы выполнить эту задачу.

***

Сибирь оказалась настоящей кладезью снайперских талантов. Бескрайние таёжные просторы взрастили много талантливых стрелков.

В Советском Союзе подготовка стрелков была поставлена на широкую ногу. В 1929 г. на высших офицерских курсах «Выстрел» был создан снайперский курс. Позднее подготовкой снайперов занимались специальные курсы Осоавиахима и войсковые части. В 1932 г. в стране было введено звание «Ворошиловский стрелок» двух степеней. Вскоре боевая практика показала важность снайперов на полях сражений.

В Сибирском военном округе, в состав которого входил Красноярский край, подготовке снайперов уделялось самое серьезное внимание. Так, к январю 1941 г. в 119-й стрелковой дивизии подготовили 103 снайпера.

Результаты отметило советское командование.

Михаил Батурин, уроженец Николо-Петровки Минусинского района, был направлен в 16-ю окружную школу снайперской подготовки в Барнаул. С первых дней войны показал свое искусство Сергей Комлев из деревни Бахта Туруханского района. Уроженец села Авдюшенко Северо-Енисейского района Иван Гореликов прибыл рядовым красноармейцем в 29-й гвардейский стрелковый полк 12-й гвардейской стрелковой дивизии и уже за месяц по собственной инициативе подготовил 11 снайперов. А за полгода обучил снайперскому делу 43 человека.

Достойную конкуренцию Гореликову составил другой охотник из Красноярского края Гавриил Хандогин. Уже к весне 1943 г. он довёл свой личный счет до 150 врагов. Житель села Вершино-Рыбное Партизанского района, он с первых дней был на фронте, воевал в 922-м стрелковом полку 250-й стрелковой дивизии, которая вместе с другими соединениями Западного фронта отражала яростные атаки немцев, рвавшихся к Москве.

Одним из лучших снайперов Великой Отечественной войны был также уроженец Красноярского края Михаил Сурков. Когда счет Суркова перевалил за 700.

По самым скромным подсчетам, за годы войны советские снайперы уничтожили 40 000 противника.

Боевых успехов добились снайперы 309-й стрелковой дивизии, сформированной на юге Красноярского края. Так, 52 бойца из 243-й стрелковой бригады за два месяца боёв уничтожили 721 гитлеровца. За ноябрь 1942 г были – 667 солдат и офицеров противника, а в течение декабря снайперами и отличными стрелками дивизии были истреблены 458 фрицев. Лучшим снайпером 309-й стрелковой дивизии был Тимофей Попов. Командование даже направляло его в Москву, где Попов выступал по радио с рассказами о своей «охоте». Всего же за время обороны на Воронежском фронте снайперами 309-й стрелковой дивизии было истреблено 2070 гитлеровцев.

***

Когда немцы ворвались в предгорья Кавказа, перед советским командованием встала задача заново сформировать части, способные вести боевые действия в горах, отлично владеющих не только автоматом, но и ледорубом. Дело в том, что с начала войны горнострелковые дивизии понесли серьёзные потери в степях Украины. В равнинной местности они уступали по вооружению обычным стрелковым частям и сильнее страдали от ударов Вермахта.

Особую неприятность советским войскам доставил 49-й корпус Конрада. Под ударом была элитная 1-я горнострелковая дивизия «Эдельвейс». Она была укомплектована жителями горных районов южной Германии и Австрии. В дивизию набирали солдат не моложе 24 лет, с опытом ведения боевых действий выше снеговой линии. Солдаты дивизии были обучены всем видам боевых действий в горах: скрытно передвигаться, преодолевая все формы горного рельефа, выбирать позицию для наблюдения, для огневых точек, для засады и нападения, для обороны. Экипировка и спецснаряжение соответствовали наилучшим образцам своего времени. Всё вооружение, боекомплект, провиант были приспособлены для вьючной транспортировки.

Срочно создавались специальные горнострелковые отряды из курсантов военных училищ, сильных и выносливых бойцов. В Бакуриани, в школу военного альпинизма и горнолыжного дела Закавказского фронта, в спешном порядке направлялись профессиональные альпинисты и скалолазы, которые становились инструкторами при подготовке бойцов.

С августа 1942 г. вместе с другими альпинистами в обороне Кавказа принимал участие красноярец Евгений Михайлович Абалаков – заслуженный мастер альпинизма, покоривший более пятидесяти горных вершин на Памире, Тянь-Шане и на Кавказе. Он первым и в одиночестве взял в 1933 г. высочайшую вершину СССР пик Сталина (7 495 м). Эверест тогда не был еще покорён, и Евгений Абалаков стал одним из самых выдающихся альпинистов мира. Слава его соразмерна славе Валерия Чкалова.

Выдающимся альпинистом был и Виталий Абалаков. Именем братьев Абалаковых в Красноярске названа улица и сохраняется дом по адресу ул. Ленина, 74, где они жили.

Во многом успехи советских горных бойцов – заслуга Евгения Абалакова. Именно его альпинистский опыт помогал солдатам усваивать тактику военных действий в горах.

Ожесточённые бои, в ходе которых немцы пытались прорвать оборону советских войск, продолжались до середины декабря 1942 г. В 1943 г. инициатива перешла к советским войскам, ударным кулаком которых стали подготовленные к горной войне солдаты и офицеры. К октябрю 1943 г. немцы были выбиты с территории Северного Кавказа. В боях на Кавказе отличились сибиряки: Иван Ермаков из Иланского района, Фёдор Фёдоров и Василий Павленко из Курагинского района и мн. др.

В дальнейшем советские горнострелковые части отличились в боях на Карпатах.

***

119-я Красноярская стрелковая дивизия была сформирована 19 августа 1939 г. в Красноярске на базе подразделений и материальных средств 94-й стрелковой дивизии, выбывшей в Монгольскую народную республику.

Управление дивизии дислоцировалось в Красноярске, части располагались в Красноярске, Канске, Ачинске, на станции Клюквенная (ныне посёлок Уяр). После формирования дивизия вошла в состав 52-го стрелкового корпуса Сибирского военного округа.

1 января 1940 г. 119-я Красноярская стрелковая была преобразована в мотострелковую дивизию и отправлена на советско-финский фронт, где пробыла с 23 января по 17 марта 1940 г. во втором эшелоне действующей армии.

В начале Великой Отечественной войны 119-я Красноярская стрелковая дивизия одной из первых была направлена на фронт в район Ржева. Первый бой красноярцы приняли 13 июля 1941 г. западнее Оленина. В сентябре дивизия отошла и закрепилась южнее Нелидова.

23 октября 1941 г, получив приказ во взаимодействии с другими соединениями выбить врага из Калинина, дивизия ночью переправилась на подручных средствах на правый, занятый немцами берег, организовала плацдарм и завязала бой в районе деревни Некрасово. В течение шести дней под непрерывной бомбежкой, атакуемая с трёх сторон пехотой и танками, дивизия держала оборону. В результате операции город Калинин был освобождён.

5 декабря 1941 г. в составе ударной группы 31-й армии дивизия перешла к решительному наступлению на участке восточнее города Калинина. Отбивая неоднократные контратаки врага и ломая его оборону, усиленную большим количеством артиллерии, минометов и пулеметов, части дивизии к исходу дня овладели деревнями Горохово и Эммаус и продолжали вклиниваться в оборону противника. К исходу 7 декабря 1941 г. оборона противника была окончательно прорвана.

25 декабря 1941 г. все части дивизии сосредоточились в исходном положении для дальнейшего наступления в направлении Подсоселье – Чухино – Кокошкино. Прорыв сильно укрепленного узла сопротивления в районе Чухино был одним из серьезных операций дивизии. После тщательно проведённой разведки сил противника и расположения его огневых точек, при поддержке полковой и дивизионной артиллерии второй атакой противника удалось выбить из деревни.

Развивая наступление, дивизия к 7 января 1942 г. вышла на рубеж Столыпино – Шишкино – Колодкино, где по приказу 31-й армии закрепилась и заняла круговую оборону.

За успешные боевые действия на дальних подступах к Москве, за мужество и отвагу, проявленную личным составом, 17 марта 1942 г. 119-я Красноярская стрелковая дивизия преобразована в 17-ю гвардейскую дивизию.

С весны 1942 г. 17-я гвардейская стрелковая дивизия вела оборонительные бои в районе города Белый. 2 июля 1942 г. дивизия вступила в бой с двумя дивизиями противника (2-й танковой и 246-й пехотной) и 6 июля 1942 г. была полностью окружена, после чего отдельными группами под командованием старших командиров лесами и труднопроходимыми болотами с боями выходила из тыла врага в район Патрушино – Льба. Командование дивизии принял на себя начальник штаба дивизии гвардии полковник Збандуто.

17-я гвардейская дивизия принимала участие в Курской битве и в наступлении на Смоленском направлении с рубежа Духовщина – Смоленск – Рославль.

16-17 сентября 1943 г. дивизия форсировала реку Царевич и взяла город Духовщина. В честь этого в Москве был дан салют, а дивизии присвоено почетное наименование «Духовщинская».

29 сентября 1943 г. дивизия форсировала реку Березина и взяла город Рудня, за что была награждена орденом Красного Знамени.

23 июня 1944 г. дивизия форсировала реку Лучес в направлении на Витебск, захватила станции Замосточье и перекрыла шоссе Витебск – Орша. 25 июня 1944 г. она вышла к реке Западная Двина. Таким образом было завершено окружение витебской группировки противника. 27 июня 1944 г. дивизия сыграла решающую роль в завершении ликвидации окружённой группировки противника, за что была награждена орденом Суворова II степени.

До сентября 1944 г. дивизия совершила 500-км марш до литовского города Укмерге, затем с боями прошла 100 км вглубь Литвы. 7 октября 1944 г. дивизия совершила прорыв Рассейнянской линии обороны немцев, 70 км преследовала отступающие фашистские войска и вышла к городу Таураге и захватила его, что нарушило снабжение курляндской группировки немцев по шоссе Рига – Тильзит. К 11 октября 1944 г. дивизия совершила 70-км марш и вышла на государственную границу СССР в районе города Науместиса.

17 апреля 1945 г. дивизия вышла к Балтийскому морю и прекратила боевые действия.

13 мая 1945 г. дивизия была отправлена эшелонами на Восток через Красноярск в город Чойбалсан и вышла к границе Внутренней Монголии.

9 августа 1945 г. Советский Союз объявил войну Японии. 17-я гвардейская дивизия выдвинулась к перевалу Большой Хинган и уже через два дня произошла первая стычка с японским отрядом. Затем первой из стрелковых соединений 17-я гвардейская вышла на восточные скаты горного хребта Большой Хинган. 13 августа 1945 г. дивизия захватила столицу Внутренней Монголии – город Ваньемяо, затем преодолела 800 км перевалов Большого Хингана и вышла на подступы к Мукдену, на Маньчжурские сопки. 23 августа 1945 г. произошел последний бой с японцами у станции Дебоссы, за что дивизии было присвоено почётное наименование «Хинганская».

4 сентября 1945 г. дивизия прибыла в район Порт-Артура, где встретила окончание войны. Впоследствии она дислоцировалась в районе города Цзиньчжоу до вывода 39-й армии с территории Китая в мае 1955 г. 

В 1957 г. 17-я гвардейская стрелковая дивизия была переформирована в 123-ю гвардейскую мотострелковую дивизию.

За годы войны Героями Советского Союза стали пятеро бойцов 17-й гвардейской дивизии: командир А.П. Квашнин, К.М. Бобошко, И.Т. Краснов, В.С. Сметанин (посмертно) и П.Ф. Васильев (посмертно).

***

Поляки из Сибири стали остовом своей 1-й добровольческой дивизии и служили образцом героизма для воинов всего Войска польского.

Как известно, первая попытка создать польскую армию на территории Советского Союза оказалась неудачной. Солдаты генерала Владислава Андерса, одетые, вооружённые и обученные по настоянию польского эмиграционного правительства и властей Великобритании, в самые суровые дни боёв под Сталинградом были переброшены в Иран.

Но не все поляки отказались воевать с германцами на территории СССР. Группа офицеров во главе с Зыгмунтом Берлингом – бывшим начальником штаба дивизии андерсовской армии – отказалась уходить на земли древней Персии. Они, пользуясь поддержкой Союза польских патриотов, обратились к советским властям с просьбой о второй попытке.

В первые месяцы войны советские власти избегали призывать в армию граждан польской национальности. Отказывали даже добровольцам из числа комсомольцев.

9 мая 1943 г. советское правительство официально заявило о поддержке воплощения идей польских патриотов – началось формирование 1-й польской дивизии имени Тадеуша Костюшко. В неё зачисляли не только граждан с польским паспортом. В часть направляли и советских солдат польского происхождения. Бывало, в дивизию направляли только из-за того, что боец носил фамилию с польскими корнями, и коренной сибиряк был вынужден нести службу под знаменем с белым орлом. Ну и конечно, в дивизию направляли советских офицеров. Эшелоны с добровольцами и призывниками формировались в Новосибирске, Томске, Красноярске, Ачинске, Абакане, Минусинске, Канске, Иркутске. Из сибирских городов путь лежал в Сельцы, небольшую деревушку в окрестностях Рязани.

9 мая был зачислен в Войско польское красноярский поляк Геннадий Блашкевич, 28-летний уроженец города на Енисее. В 1-й польской дивизии стал заместителем командира батальона. Здесь он встретил свою будущую супругу – старшину Эльжбету Мацейскую.

Среди многих сибирских поляков в Сельцы отправились из Красноярска Анна Иконникова и Альфред Антосяк, из Канска – Анеля Кживонь, девушка трудной судьбы, из Большой Мурты – Иосиф Воробей. Иосиф Саргун родом из небольшого села Витебка Новосёловского района попал было в саперы. Однако вскоре опытного таёжника и сапёра перевели в снайперы.

«Поляки из Сибири стали остовом своей 1-й добровольческой дивизии, а в дальнейшем служили образцом героизма для воинов всего Войска польского», – оценивал вклад Сибири красноярец Борис Бабанин, офицер-инструктор боевой подготовки в дивизии имени Костюшко. Дивизия из 12 177 бойцов была сформирована в кратчайшие сроки. 15 июня началась подготовка новобранцев, а 15 июля, в 533-ю годовщину Грюнвальдской битвы, они приняли присягу.

Боевое крещение польской дивизии произошло 12 октября 1943 г. Поляки были брошены на штурм деревни Ленино в Могилёвской области Белоруссии. Костюшковцы овладели первой линией немецкой обороны, прорвали её на глубину до 3 км и удержали захваченное. Победа далась дорогой ценой.

Вскоре после Ленино советские власти приняли решение о формировании 1-й польской армии. Формирование ее частей было затруднено нехваткой офицеров – большинство из них ушло с армией Андерса. Пришлось их заменять советскими офицерами. Чуть позже началось формирование 2-й польской армии.

Затем были бои за освобождение Варшавы, прорыв немецких укреплений Померанского вала, штурм ранее неприступного Колобжега (Кольберга), форсирование реки Одер, бои на Берлинском направлении и падение столицы Третьего рейха.

29 польских частей и соединений, а также свыше 5 тыс. польских воинов были награждены орденами Советского Союза. Анеле Кживонь присвоили звание Героя Советского Союза. Польским войскам тринадцать раз объявлялась благодарность в приказах советского Верховного главнокомандования. В боях за свою родину Войско польское потеряло около 18 тыс. человек убитыми. Советские Вооруженные силы потеряли в боях за освобождение Польши около 600 тыс. человек.

***

Одной из забытых страниц Великой Отечественной остаётся участие этнических эстонцев из Красноярского края в национальных формированиях, сражавшихся на советской стороне. Тысячи эстонцев накануне Великой Отечественной войны жили в южных и центральных районах региона. Верхний Суэтук, Нижняя и Верхняя Буланка, Хайдак, Нарва – места компактного проживания эстонцев.

С началом Великой Отечественной войны красноярские эстонцы рассматривались как мобилизационный ресурс. Первоначально их направляли в обычные части, в т.ч. и сформированные на территории края. В декабре 1941 г. Государственным комитетом обороны было принято решение о создании 7-й эстонской стрелковой дивизии, с центром формирования в городе Камышлове Свердловской области.

В состав дивизии вошли военнослужащие бывшего 22-го эстонского территориального стрелкового корпуса, истребительных батальонов и рабочих полков, призывников и мобилизованных из запаса. С октября 1942 г. призыву подлежали все граждане Эстонской ССР.

На май 1942 г. в дивизии было 88,8 % эстонцев и 9,9 % русских, остальные – шведы, евреи и представители других национальностей. На офицерские должности назначались лишь эстонцы, другие военнослужащие обязаны были знать эстонский язык. Это же касалось и политработников.

Наряду с 7-й дивизией, в мае 1942 г. началось формирование ещё одного национального воинского соединения – 249-й эстонской стрелковой дивизии. После того как обе дивизии были сформированы и сосредоточены у линии фронта, поступила директива Верховного Главнокомандования о формировании 8-го эстонского стрелкового корпуса под командованием генерал-майора Л.А. Пэрна. Попали в 8-й корпус и десятки эстонцев из Красноярского края. Это были люди из города Красноярска, а также из Рыбинского, Партизанского, Пировского, Манского, Каратузского и Ермаковского районов края.

Первой военной операцией для эстонцев стало сражение под Великими Луками, длившееся 58 дней. Эстонский корпус вступил в него с 19 декабря 1942 г. Эта битва стала боевым крещением корпуса. За героизм и отвагу в боях под Великими Луками были награждены 949 воинов обеих эстонских дивизий. Корпус, понесший большие потери, вывели в резерв.

В 8-м эстонском корпусе из строя выбыло 75 % личного состава. Погибли или были ранены почти все командиры взводов, рот и батальонов.

В списках потерь эстонских дивизий можно увидеть и сибиряков – из Алтайского края, Иркутской и Новосибирской областей, но больше всего – из Красноярского края. Согласно данным ОБД-Мемориал, под городом Великие Луки погибли красноярец Василий Сель, солдат из Рыбинского района Ян Вельдман, выходец из Пировского района сержант Рихард Эрдман, курсант учебного батальона 7-й дивизии Эдгар Селл из Хакасии, Александр Воллстей из Манского района и другие жители края.

***

1942-1943 гг. были годами суровых испытаний на крепость не только Рабоче-крестьянской Красной армии, но и тыла. «Всё для фронта, всё для победы!» – это был не просто лозунг, а реальная действительность. Люди, продукты, трактора, молодые и сильные лошади – всё шло на фронт. А тыл принимал эвакуированных, раненых и должен был восполнять все потери – он был вторым дыханием, надеждой и опорой. Особенно трудно было с техникой, ведь до войны на ней работали преимущественно мужчины, ушедшие теперь на фронт.

Несмотря на военные тяготы и массовое «затягивание» поясов, в деревнях и колхозах сохранился трудовой энтузиазм. Нередко люди экономили на всём, чтобы помочь фронту. По всей стране и Красноярскому краю прокатились массовые сдачи хлеба и денег на армейские нужды. Безусловно, движение было инициировано властями, однако оно нашло понимание и поддержку у рядовых жителей Красноярского края. Люди искренне несли небольшие личные сбережения на покупку танков и самолётов, урезали и без того скудный рацион своих семей ради бьющихся на фронте родственников и односельчан.

К первомайским праздникам 1942 г. работники колхоза «Степной пахарь» Курагинского района послали фронтовикам 100 кг домашней украинской колбасы и центнер сдобного печенья. А колхоз имени Карла Маркса отправил 1,5 ц таких посылок.

Труженики колхоза «Красный хлебороб» Иланского района выступили с идеей создать краевой красный хлебный обоз. Бюро краевого комитета партии одобрило идею и обязало секретарей райкомов партии и председателей райисполкомов призвать тружеников села к участию в организации сдачи хлеба. С этой целью во все колхозы и совхозы края были посланы ответственные партийно-советские работники.

Также на средства крестьян была построена танковая колонна «Красноярский колхозник». В апреле 1943 г. колхозники Большеулуйского района внесли на её строительство 150 000 рублей. Колхоз им. Красных партизан Курагинского района перечислил 340 000 рублей, колхоз «Степной пахарь» – 250 000 рублей. В Краснотуранском районе члены колхоза им. П.Е. Щетинкина внесли 80 000 рублей, а трудящиеся всего района – более миллиона рублей. Роман Павлович Щербаков внёс все свои личные сбережения – 10 600 рублей, Петр Максимович Шугалеев – 5000 рублей.

Жители Шарыповского района собрали на танковую колонну 1 102 596 рублей. Верховный главнокомандующий И.В. Сталин прислал телеграмму, в которой благодарил шарыповцев за помощь Красной армии. В ответ на его приветствие только за три дня февраля 1943 г. было собрано 100 тыс. рублей, 26 т картофеля, 372 пуда овощей и много других продуктов.

В селе Малое Озеро в те годы жила семья Ленивцевых – Тимофей и Наталья, оба в преклонном возрасте. Он – хороший рыбак и мастер-пимокат. Восьмерых сынов проводили они на фронт, дождались троих… Когда собирали деньги на танковую колонну, Тимофей Сергеевич за каждого сына положил по сотне рублей.

Во всех районах края был организован сбор тёплых вещей для фронта. Например, шарыповцы в 1942 г. отправили для бойцов Красной армии 300 полушубков, 800 пар валенок, 300 шапок, 300 пар меховых рукавиц, 175 пар шерстяных перчаток, 150 свитеров, 150 пар нательного белья, 450 ватных курток, 40 полотенец и 100 наволочек.

А жители Партизанского района собрали для фронтовиков: деньгами – 497 тыс. рублей, шерсти – 978 кг, валенок – 1685 пар, овчин разных – 878, полушубков – 386, варежек – 699 пар, картофеля – 768 ц, мяса – 112 ц, овощей – 180 ц, масла – 272 кг, мёда – 94 кг. Отправлено на фронт 4860 индивидуальных посылок.

Краснотуранцы к Дню Красной армии отправили на фронт 1500 посылок, к Новому году – 720, к 1 Мая – 30 ц сливочного масла, 30 ц свиного сала, 15 ц колбасы, 10 ц табака, 7 ц мёда и 1,2 тыс. яиц. А секретарь исполкома райсовета Александр Павлович Ножов в составе делегации Красноярского края 8 мая 1942 г. побывал представителем района на Карельском фронте с первомайскими подарками.

В 1943 г. рабочие, колхозники и интеллигенция села Краснотуранского обратилась к трудящимся района с призывом провести декадник по оказанию помощи ленинградцам, освобождённым от блокады. Они обязались к 10 февраля собрать и вывезти на железнодорожную станцию Абакан 15 000 пудов хлеба, 6000 пудов мяса, 1500 пудов капусты, 4100 кг масла, 3000 пудов картофеля, 750 индивидуальных посылок и 750 тыс. рублей деньгами.

***

Большие потери в танковых войсках на начальном этапе войны заставили советское командование лихорадочно искать резервы. В этих условиях важную роль сыграли бронепоезда.

В реалиях Великой Отечественной войны мощь бронепоездов существенно упала. Танки и авиация сделали прикованных к рельсам гигантов уязвимыми. Однако в отсутствие другой поддержки бронепоезда стали мощным подспорьем для советской пехоты. К слову сказать, от этого вида боевой техники не отказались и немцы, которые активно использовали бронепоезда для патрулирования оккупированных территорий и поддержки своих войск на угрожаемых участках.

В 1941 г. по всей стране началось спешное оборудование бронепоездов. На обычные вагоны навешивали бронеплиты, устанавливали орудия и пулеметы на площадки и «углярки». Бронепоезда заменили танки, производство которых только разворачивалось на заводах Урала и Сибири.

29-й отдельный дивизион бронепоездов формировал Красноярск. Наш паровозовагоноремонтный завод выдал фронту две рельсовые крепости: вышедший из цехов завода БЕПО № 1 получил имя «Красноярец», БЕПО № 2 – «Енисей». Каждый состоял из четырёх однотипных двухосных бронеплощадок и бронепаровоза, который располагался посередине состава, был бронирован 30-40 мм. Здесь находилась рубка командира бронепоезда, оборудованная для наблюдения за полем боя большой стереотрубой и смотровыми отверстиями. Для внешней связи там же устанавливалась радиостанция. На тендере располагалась башня ПВО с пулемётами.

Строительство бронепоездов – дело сложное. На платформах монтировали каркасы башен, площадок для размещения орудий и пулемётов, специальные отсеки для боеприпасов и средств управления боем.

Не обошлось без трудностей. Привезенные с уральских заводов бронеплиты оказались бракованными – незакаленными. На заводских испытаниях их пробивал даже снаряд легкого 37-мм орудия. Посылать одетые в такую броню поезда было самоубийством. Выручала смекалка заводчан. Молодые рабочие Чистяков и Кузьмин предложили построить печь и самим произвести закалку плит. Её взялся строить мастер завода В.С. Тесля. И вновь проблема – нет огнеупорного кирпича. Пришлось готовить стройматериалы самостоятельно. Броня поддалась не сразу. Тем не менее поезда получили достойные доспехи. Кстати, в отличие от красноярских, многие однотипные им бронепоезда с других заводов пошли в бой с незакалённой бронёй.

Каждая бронеплощадка вооружалась орудием, установленным во вращающейся башне шестигранной формы, и пятью пулемётами (один в башне и четыре по бортам). К примеру, на вооружении «Красноярца» состояли 76-мм танковые пушки КТ-28 и пулеметы ДТ.

Штатный боекомплект площадки состоял из 180 снарядов и 6300 патронов, уложенных в специальные стеллажи. Никаких оптических приборов, кроме орудийного прицела, на площадках не было. Наблюдение осуществлялось через смотровые щели. Экипаж бронеплощадки состоял из 12 человек. Для связи между вагонами и паровозом весь состав оборудовался телефоном и переговорными трубами.

Командиром 29-го отдельного дивизиона бронепоездов (29-ОДБП) был назначен майор Иван Федоров. Кадровый артиллерист уже успел повоевать с немцами и даже получил ранение.

29-й ОДБП пополнялся личным составом с территории всего Красноярского края.

Утром 16 марта 29-й ОДБП покинул станцию Красноярск. Сначала Сибирский военный округ передал дивизион в резерв Ставки ВГК. В июне он вошёл в состав 53-й армии Северо-Западного фронта. Войска генерал-майора Ксенофонтова вели бои в районе демянского плацдарма немцев.

Зимой 1942 г. советские войска окружили в районе Демянска крупную группировку противника. В апреле ударная группа генерал-лейтенанта Вальтера фон Зейдлиц-Курцбаха сумела прорвать советские позиции и установить связь с котлом. Однако полностью освободить окруженные войска Зейлдиц не смог. Начались кровопролитные затяжные бои. Именно в этот период времени на фронт под Демянском попал 29-й ОДБП.


В публикации использованы материалы из открытых интернет-источников: https://tvzvezda.ru, https://www.bbc.com/russian, http://chronologia.org, https://arsenal-info.ru, https://www.cara